?

Log in

No account? Create an account

арманизм и ирминизм (7)
smolyarov
Гёте вступил в масонскую ложу двадцатилетним юношей. Ввёл его в ложу крупный немецкий философ Иоганн Гердер (1744-1803).
Первым известным немецким аристократом масоном был граф Альберт Вольфганг Шамбург - Липне (1699-1748), который вступил в одну из лондонских масонских лож в 18 веке, есть сведения о его встрече и беседе с будущим королём Пруссии Фридрихом Вторым. Этот король культовая фигура для нацизма, который якобы боролся с масонством, на самом деле являясь его последователем . Он был создателем ложи " Трёх Глобусов".
Гёте в 1783 году становится главой веймарского правительства. Можно предположить, что Гёте был интегрирован в масонство высшей аристократией - берлинской и веймарской.Он приступил к написанию своего известного произведения "Западно- восточный диван" в 1814 году и закончил в 1819. Его интерес к восточной философии, суфизму был велик. Можно предположить, что эта философия привлекала Гёте даже больше, чем западная. Его восхищали:
-суфийский поэт Алишер Навои ( 1441-1501)
- великий таджикско - персидский поэт и суфийский шейх Саади (1203 -1291)
- великий персидский поэт и суфийский шейх Хафиз.
Фраза " умри и стань, превратись" ( умри и возродись) является канонической для суфизма.
Гёте любил стихотворный жанр -газель, имеющий две традиции описания любви.
Первая -омаритская, где воспевается тонкое любовное наслаждение.
Вторая - азраитская, где любовь воспевается не как наслаждение, а как страдание, ведущее к смерти. Хафиз соединял обе традиции и этим восхищал Гёте.
Тема вечной женственности в " Фаусте", тема мага, берущего в услужение джинна, говорят об очень серьёзном отношении Гёте к восточным традициям.
Один из крупнейших соратников Карла Юнга - Нойманн ссылается на " Западно-восточный диван" Гёте, когда пишет о мифах, в частности об уроборосе - свернувшейся в кольцо змее, кусающей себя за хвост.
Это очень древний символ, пришедший в западную культуру из Древнего Египта. Уроборос - страж подземного мира , присутствующий в пограничном пространстве между смертью и перерождением. Образ - олицетворение вселенной, рая, воды и звёзд, присутствующий в культуре древних египтян, Древнего Китая, в индуизме, в германо -скандинавской мифологии.
В учении гностиков уроборос является отображением конечности материального мира, символ процессов, не имеющих ни начала ни конца.
Для Юнга , учителя Нойманна, уроборос символ единства противоположностей, символ темноты и разрушения, и одновременно символ плодородия и творческой потенции.
Эрих Нойманн, развивая идею Юнга, рассматривает уроборос как метафору ранней стадии развития личности, когда человеческая индивидуальность (Эго) входит в конфликт с неким архетипом мировых родителей.
В начале, как утверждает Нойманн, всё не расчленено : "В начале существует совершенство, целостность..."
Затем наступает то, что Нойманн называет стадией разделения Прародителей Мира : " зародыш сознания личности наконец - то утверждает себя... Эго начинает избавляться от отождествления с уроборосом, и прерывает его связь с лоном...мир становится двойственным. Бессознательная жизнь природы, которая является также и жизнью уробороса, сочетает в высшей степени бессмысленное разрушение с величайшей осознанностью инстинктивного созидания...это мир матриархата, описанный И.Я.Бахофеном, с его богинями материнства и судьбы.Злая, пожирающая мать и добрая мать, щедро дарящая свою любовь, - две стороны великой уроборической Матери Богини, властвующей на этой психической стадии".
Бахофен вслед за Платоном утверждает, что " не земля подражает женщине в том, что она беременеет и рожает, но женщина - земле".
Нойманн пишет: " На этой стадии развития правит образ Матери Богини с божественным Младенцем". Она подчёркивает нуждающуюся и беспомощную сущность ребёнка и защитную сторону матери...Даже для молодого бога Великая Мать является судьбой".
Нойманн постепенно движется к раскрытию образа Лилит, ко всему, что связано с двойственностью ,в представлении вечной женственности, которую транслировал Гёте. Он перечисляет образы богинь и их детей:
-Исида и сын Гор
-Гея и Эрихтоний
- Ино и Дионис
Нойманн задействует в своих построениях образ Мадонны , предшествовавший подобному христианскому образу за многие тысячи лет.
К первым двум фазам формирования личности Нойманн добавляет третью: " зародыш Эго достиг определённой степени самостоятельности. Эмбриональная и инфантильная стадии закончились, но, хотя подросток уже не противостоит уроборосу, просто как дитя, он ещё не сбросил его сюзеренитент( власть)".
" Такие персонажи, как Аттис, Адонис, Таммуз и Осирис ближневосточных культур (Аттис - возлюбленный матери Кибелы, Адонис - возлюбленный богини Афродиты, Таммуз - сиро-финикийское божество, аналогичное Адонису. Осирис - древнеегипетский аналог - С.К.) не просто рождены матерью, напротив, этот аспект полностью заслоняется тем, что они являются любовниками своих матерей: их любят, убивают и хоронят, мать оплакивает их, а затем возрождает через себя. Фигура сына - любовника сменяет стадию зародыша и ребёнка... Но пкоа он ( сын - любовник ) ещё недостаточно силён, чтобы противостоять ей (матери), он уступает ей, умирая , и прекращает своё существование. Мать- возлюбленная превращается в страшную Богиню Смерти...Суть подобных взаимоотношений обобщена Бахофеном" .
Бахофен ( 1815- 1887) - это швейцарский этнограф , исследователь италийской культуры, создавший в своей работе " Теория материнского права" некую модель первобытного матриархата. Он писал : " Мать предшествует сыну. Женское- первично, в то время как мужская созидательность появляется лишь впоследствии в качестве вторичного явления... Первичной исходной величиной является земля, основная материнская субстанция....Женщина первична, мужчина - лишь то, что выходит из неё. Он является частью видимого, но постоянно меняющегося сотворённого мира, он существует только в тленной форме. Женщина живёт как вечное, самодостаточное, неизменное, мужчина же, развиваясь, подвергается постоянному разложению...В этом состоит прообраз и оправдание гинекократии (матриархата), в этом - корень той вековечной концепции бессмертной матери, которая соединяется со смертным отцом. Она остаётся вечно неизменной, в то время как от мужчины до бесконечности множатся поколения"
Нойманн, опираясь на высказывания Бахофена пишет: " молодые мужчины, выбранные Матерью в качестве своих любовников, могут оплодотворить её, они даже могут быть богами плодородия, но фактически они остаются всего лишь фаллическими супругами Великой Матери, трутнями, служащими пчелиной матке. Их убивают, как только они выполняют свой долг оплодотворения...Сопровождающая змея - и её таинственная сущность - также является символом оплодотворяющего фаллоса. Именно поэтому Великая Мать так часто связана со змеями. Не только в крито - микенской культуре и её Греческих ответвлениях, но даже ещё в Египте, Финикии и Вавилоне, а также в Библейской истории о Рае змея является спутником женщины. При раскопках в Уре и Эрех в самом нижнем слое были обнаружены примитивные изображения очень древних культовых фигур Матери Богини с ребёнком, где оба имеют змеиные головы"( Ур - древнейший шумерский город Междуречья, 4 - е тысячи лет до нашей эры).
Нойманн пишет , что на этой фазе формирования личности " у мужчины нет никакой мужественности, нет сознания, нет духовного Эго...все эти юноши со слабым Эго и отсутствием индивидуальности не обладают своей собственной судьбой, а имеют судьбу общую...не ведут индивидуального существования . Только ритуальное...принадлежат Великой Матери. Они её рабы, её собственность, потому что они рожденные ею сыновья..женщина в аспекте Великой Матери воспринимается как обладающая отрицательным очарованием...хорошо выраженными являются две её черты : первая - кровавая и дикая сущность Матери Богини,
вторая - её могущество как колдуньи и ведьмы....Великая Мать всегда считалась богиней преследования и войны, её обряды кровавы, её праздники - оргиастичны...Лоно земли требует удобрения, а кровавые жертвоприношения и трупы - пища, которая ей больше всего по вкусу..Повсюду в ритуалах плодородия и человеческих жертвоприношений ведущую роль играет кровь...укрепление жизни можно было купить только ценой жертвенной смерти"
Нойманн и Юнг пытались убедить человечество , что оно неразрывно связано со своим звериным началом. Одни из их последователей будут рекомендовать для избавления от бессознательного глубочайшие психоаналитические процедуры, другие убеждать, что от архетипов избавиться нельзя.
Это основной вопрос, который должно решить человечество в 21 веке. Отстаивать гуманизм или капитулировать перед кровавой архаикой.
У истоков Нового времени именно Гёте сказал что надо уступить внутреннему зверю. Назвал это уступкой вечной женственности, движением к Матерям. В теории это озвучили Гёте, Ницше и их последователи, на практике осуществили нацисты.
Сегодня осталась сдавленность человека с двух сторон- со стороны машины и зверя, в 21 веке это давление только усилилось.
Вирт сказал, что путь оккультного нацизма - это путь к гётевским Матерям, за ним последовал Гиммлер и другие.
Нойман пишет:" Чтобы быть плодородной, земля должна пить кровь, и поэтому для увеличения её силы совершались кровавые деяния.Но владычицей кровавой зоны является женщина. Она владеет кровавой магией , которая заставляет течь жизнь.Поэтому одна и та же богиня очень часто является повелительницей плодородия, войны и охоты"

начало в http://smolyarov.livejournal.com/1372773.html
http://smolyarov.livejournal.com/1373067.html
http://smolyarov.livejournal.com/1377246.html
http://smolyarov.livejournal.com/1391829.html
http://smolyarov.livejournal.com/1395539.html
http://smolyarov.livejournal.com/1404135.html
http://smolyarov.livejournal.com/1404135.html

арманизм и ирминизм (8)
smolyarov
Нойманн пишет: " Двойственный характер великой Матери Богини...проявляется в Египте, где великие богини - будь то Нейт или Хатор, Баст или Мут - являются не только кормящими богинями, которые даруют и поддерживают жизнь, но также и богинями жестокости, кровожадности и разрушения". В Индии такой богиней является Кали.
Особое внимание учёный уделяет богине Нейт, жрица которой была женой Иосифа ,по утверждению Томаса Манна. Эта богиня " мать, родившая солнце, родившая до того, как существовали роды". Этот образ исследовал также Иоганн Петер Адольф Эрман (1854-1937), немецкий египтолог, подтверждавший в своих исследованиях двойственную природу Великиой Матери - " ... хтонической повелительницы жизни и смерти, требующей крови и зависящей от пролития крови".
Выдающийся шотландский антрополог сэр Джеймс Джордж Фрезер ( 1854 -1941) в своей работе " Золотая ветвь: Исследование магии и религии" писал: " Есть некоторые основания полагать , что в ранние времена Адониса иногда олицетворяли живые мужчины, которые умирали насильственной смертью, как и этот бог". Адонис был богом воскресающей и умирающей весны- природы.
Нойманн добавляет, что " в древние времена , чтобы обеспечить плодородие земли, всегда совершалось человеческое жертвоприношение, будь то жертва бога, царя или жреца...страх перед ней ( женщиной) всё ещё живёт в каждом мужчине и всегда действует подобно яду...однако мифология свидетельствует, что женская необузданность и жажда крови подчиняется высшему закону природы, закону плодородия".
Для жрецов данного культа , носивших женское платье и часто становившихся евнухами, смыслом мистерий и оргий в честь Великой Матери, является " расширением в смерти". Кодами построения Нойманна являются слова " регресс" , " воля к смерти", " безумие" - " ... юноша горит желанием, даже когда ему угрожает смерть...поэтому Великая Мать является колдуньей, которая превращает мужчин в животных...ибо она правит животным миром инстинктов, которые служат ей и её плодородию. Это объясняет териоморфность ( звероподобие) мужчин - любовников Великой Матери, её жрецов и жертвы".
Нойманн также приводит очень древний текст - монолог Гильгамеша, где герой называет все качества Страшной Матери, который заканчивается словами : " И, меня полюбив, ты изменишь мой образ!"
Далее приводится древнеегипетский текст, в котором богиня Исида бросает своё копьё в бога Сета , он, страдая от раны, напоминает богине о своём родстве с ней, на что Исида реагирует состраданием и криком -" он мой брат единоутробный".
Нойманн пишет: " Характерно, что Сет, взывая к своей сестре Исиде, говорит что он в конце концов её брат от одной матери и что, следовательно, она не должна любить " постороннего мужчину" больше, чем любит его. Этот посторонний мужчина - либо Осирис, который выступает здесь не как брат Исиды, а как её муж, либо, как полагает Эрман, собственный сын Гор, то есть точка зрения Сета - чисто матриархальная... Ужасный аспект Исиды уничтожается и трансформируется только тогда, когда Гор, как сын своего отца, обезглавливает страшную Исиду, сестру Сета. После этого бог мудрости Тот наделяет её головой коровы, символом хорошей матери, и она становится Хатор...покорной женой патриархального века...её ужасная сторона подавляется в бессознательное. Свидетельство этого подавления можно обнаружить ...в других мифологических фигурах Египта. Рядом с весами, на которых взвешиваются сердца во время Суда Мёртвых, сидит чудовище Амам, или Аммит, " пожирательница мёртвых". Те из мёртвых, кто не прошёл проверку, поедаются этой " женщиной - чудовищем" и окончательно погибают. "
Значит, окончательно погибают некие из души, которые может пожрать чудовище. Нойманн пишет: " Мёртвых пожирает Ужасная Мать смерти и потустороннего мира, хотя и не в своей великолепной, первоначальной форме. Она " подавлена" и сжалась близ судных весов в образе ужаса. Как говорит Эрман, она была " не той темой, развитие которой было по вкусу народа".
Эта тема страшной Великой Матери была по вкусу элитам не желающим подавлять в себе связь с ней и уроборосом.
" Первозданный океан - "воды глубин" еврейской легенды - всегда являются территориальными водами Ужасной Матери. Например , пожирающая детей Лилит, соперница мужчины,которая отказалась покориться Адаму, удаляется в место, называющееся " глотка моря".
Первозданный океан - это техом , она же тьма над бездной из Книги Бытия 1:2. Техом подробно исследовал Иоганн Фридрих Герман Гункель ( 1862 - 1932). Немецкий учёный , протестант, создатель школы библеистики, ученик выдающегося учёного , немецкого лютеранского теолога Адольфа фон Гарнака (1851- 1930). Гарнак был придворным богословом близким к Бисмарку и Вильгельму Второму, он активно оказывал влияние на политику своего времени.
Гарнак рассматривал христианство как борьбу двух тенденций - эллинистического спекулятивного гностицизма и антиэллинистического , имеющего иудо - христианский характер.
Гункель - член английского общества исследователей Ветхого Завета и американского общества библейской литературы. В 1895 году Генкель заявил, что слово " бездна", по еврейски " техом", содержат в себе остаточные элементы вавилонской мифологии.
В этот период также существовала школа немецкой асириоглогии, основателем которой был Фридрих Делич (1850-1922), сын немецкого исследователя библеиста Франца Делича ( 1813-1890).
В 1881 году Делич -сын публикует книгу " Где находится рай?" , где утверждает, что имело место взаимопроникновение ветхозаветной и древневавилонской литературы, что всё ценное с религиозной и нравственной точки зрения Ветхий Завет наследует у Древнего Вавилона и без знания источников Междуречья понять Библию не возможно. В итоге горячих споров Делич заявил о ложности Ветхого Завета, навязанного миру евреями, изменившими мудрые заветы вавилонян. Делича поддержали многие его ученики и создали панвавилонскую школу.
Против пвнвавилонского направления выступал Гункель. Он не отрицал, что божественное авторство опосредовано тем или иным человеком, человеческим началом, которое не может не быть зависимым от единовременных с ним и предшествующих ему культурных традиций. В своей книге " Творение и Хаос в глубокой древности и конец света" Гункель настаивает, что Ветхий Завет и Книга Бытия не могли не испытать определённого влияния древневавилонской традиции, в которую были погружены.
Гункель в своей книге одновременно обсуждает два основополагающих понятия - Творение и Хаос.
Хаос чаще всего рассматривается как докосмическое состояние, внутри которого космос зародился. Древними Хаос рассматривается как зияющая бездна, " прабездна", предшествующая творению. Слово" Хаос "здесь тесно связано со словами "зиять", " зевать", " разевать рот","быть пустым голодным". Это некая пасть , готовая пожрать то, что возникло из некоего пожирающего начала, неупорядоченное вещество, готовое поглотить своего антагониста.
Гесиод в своей "Теогонии" пишет : " Прежде всего возник Хаос". Затем были порождены Чёрный мрак и Ночь, вполне негативные силы. Аристотель его поддерживает, говоря, что вначале должно возникнуть пространство, внутри которого могут находиться вещи. В античной поэзии Хаос часто показан как Тьма или разинутая глотка волка, крокодила. Хаос выступает как начало , которое придаёт разные значения другим началам -царство мёртвых - Аид и особое царство мрака - Тартар. Тартар - бездна под царством Аида, в котором мёртвые превращаются в тени и могут как то существовать.
У Платона в произведении " Аксиох" , Сократ, придя к умирающему Аксиоху рассказывает тому о жизни после смерти , говоря, что не к смерти он идёт , а к бессмертию, к радости, не обременённой тленным телом. Говорит Сократ и о том, что в обители благочестивых душ, " слышны беседы философов", там " беспримесна беспечальность и жизнь полна наслаждений"... Посвящённые сидят здесь на почётных места и, как в земной жизни , совершают священные обряды...ведь предание гласит, что спутники Геракла и Диониса, раньше, чем сойти в Аид, приняли посвящение в этом месте, и Элевсинская богиня воспламенила в них отвагу для этого путешествия".
Затем Сократ описывает ужасы подземного мира для " тех...чья жизнь была истерзана злодеяниями".
В этой традиции Хаос связан с полным небытием, с беспредельной ненасытностью, " не сущего, пожирающего сущее", с Кроносом, пожирающим своих детей.
В это же время в позднем пифагоризме Хаос начинают описывать как некое Единое, тёмное и непознаваемое одновременно. Хаос представляется как единица из которой выходят все последующие цифры, с образом абсолюта, а другие -неупорядоченным первовеществом из которого случайно или под воздействием неких сил сложился Космос.
Сторонники трактовки хаоса как зияния ( Гесиод) выводят слово Хаос из слова " зиять".
Сторонники традиции первовещества ( Зенон Стоик (336-264 д.н.э) выводили слово "Хаос" из слова "лить" и связывали его с предвечной водой.
Учение о творении из ничего лишает бездну, бывшую до сотворения мира, космологической значимости, вместе с тем, признаёт , что " эта бездна не исчезла и по сотворении мира , продолжая существовать в виде ада". Из этой бездны в своё время выйдет апокалипсический зверь. Но что это за учение о творении из ничего, на какие канонические религиозные источники это учение опирается. В Священном Писании Ветхого Завета учение о происхождении мира из ничего , объявленное богооткровенным, именуется также " прикровенным", выраженным прикровенно. Это значит, что нет канонических для православного , для христианина ветхозаветных текстов, в которых говорится, что Бог создал мир из ничего, не сказано это в ветхозаветном Каноне.

начало в http://smolyarov.livejournal.com/1372773.html
http://smolyarov.livejournal.com/1373067.html
http://smolyarov.livejournal.com/1377246.html
http://smolyarov.livejournal.com/1391829.html
http://smolyarov.livejournal.com/1395539.html
http://smolyarov.livejournal.com/1404135.html
http://smolyarov.livejournal.com/1404135.html